poluyan - Павел Полуян (poluyan) wrote,
poluyan - Павел Полуян
poluyan

Categories:

ТАЙНА ПРОСТРАНСТВА



Пространство – это не только и не столько философская категория или, скажем, геометрическое построение, нет, это еще и простирающаяся вокруг нас протяженность. А главное:  людям удалось узнать об этой пустоте нечто: оказывается, у неё есть мерность (измерения), а по теореме Пифагора можно рассчитать соотношения длин отрезков, ограничивающих ту или иную фигуру. Оказалось, правильных многогранников в пространстве ровно пять, а один из них – куб – может стать единицей объема пустоты, поскольку большие кубы распадаются на малые – пропорционально уменьшая меры. Есть у реальной пустоты и некий полный поворот, связанный с числом «пи», а бесконечная протяженность структурируется периодической константой «е». Таким витиеватым образом люди выяснили, что математическое пространство – это не просто создание нашего ума, а точная модель реальной простирающейся вокруг нас пустоты. Прозорливые ученые развивают мысленную модель, поскольку ожидают, что, в силу непостижимой эффективности математики, их открытия окажутся соответствующими реальности (как это случилось, например, с псевдоевклидовым континуумом Минковского). Это всё так, и вряд ли кто-то, кроме заигравшегося неопозитивиста, возьмется тут спорить. Но вот какая хрупкая тонкость обнаруживается. Если математическое пространство – репрезентация реальной протяженной пустоты, то, как быть с точкой, с геометрической точкой, с точкой в пространстве?
И опять древняя эпоха отзывается эхом. Скептик Секст Эмпирик писал в работе «Против геометров»: «Итак, точка, которую они называют знаком, не содержит никаких промежутков, мыслится или в качестве тела, или в качестве бестелесного. Но телом она у них не может быть, поскольку то, что не имеет протяжения, не есть тело. Следовательно, остается, чтобы она была бестелесной. А это опять не убедительно. Ведь бестелесное не мыслится способным что-нибудь порождать, будучи как бы тем, к чему нельзя и прикоснуться. А точка мыслится способной порождать линию…» (Секст Эмпирик. Сочинения в двух томах. Т. 2. М.: «Мысль», 1976. С. 148) Иными словами, перед нами стоит вопрос: что в реальности соответствует геометрической точке? Анри Пуанкаре мог, конечно, говорить, что это просто абстракция кончика пальца или учительской указки, но с психологической мотивировкой математических истин успешно расправились современники великого француза – Гуссерль и Кассирер. Да, и не объяснишь субъективистской математикой эту неуловимую точку – уж слишком она укоренена в эйдосе самого пространства. Так что геометрическая точка претендует на бытие в реальности не в меньшей мере, нежели метрика протяженности.
  Впрочем, безумный ХХ век уже приучил нас к экзотике вроде «виртуальных частиц» и, значит, нам не составит труда сформулировать концепт реальных точек. Но тогда мы должны признать, что такие точки – правомерные разрывы пространственного континуума, реальная пустота, истинное ничто.  Так древняя онтология «атомы и пустота» превращается в онтологию: «атомы + метрика пространства + пустота небытия». Актуальность проблемы ничто выразилась, например, в том, что редакция журнала New Scientist сформировала и издала в 2013 г. специальный тематический сборник Nothing. From absolute zero to cosmic oblivion –amazing insights into nothingness (См: Ничто / под ред. Д. Уэбба. М.: Лаборатория знаний, 2016). Также укажем статью Мельникова Г. С. «“Nihility” – 0D или 0T?» в сборнике Проблема времени в современной науке: подходы и модели (Серия «Библиотека времени». Вып. 13.  Ростов-на-Дону: Изд-во ‹‹НОК››, 2016. С. 24-33). Кстати, в научно-фантастическом романе Сергея Снегова «Люди как боги», написанном на заре космической эры, полеты к далеким звездам осуществляются с помощью «аннигиляторов пространства», которые уничтожают метрику, а вместе с ней и астрономические расстояния. (Сергей Снегов. Сочинения в трёх томах. Азбука-Терра, 1996.) Если же привлечь сюда еще и линии, как порождения точек, мы получим космос, наполненный безразмерными точками пустоты и линиями, внутри коих исчезает расстояние, но вдоль которых тянется протяженность пространства, а также областями метрики, где протяженность внешне задается, но внутренне отсутствует. Всю эпопею с «темной материей» можно объяснить подспудной тенденцией «материализации ничто», особенно когда «темной материи» хотят придать свойства противоположные материи реальной, «отзеркаливая» (Блинников С. И. Зеркальное вещество и другие модели тёмной материи // Успехи физических наук. 2014. Т. 184. №2. С. 194-199) её или наделяя небывалым причиндалами, вроде нитевидных атомов или гигантских галактических волос. (Родионов Б. У. Гипотетические вихри темной материи // Сб. научных трудов IV Всероссийской конф. «Университеты России – фундаментальные исследования. Физика элементарных частиц и атомного ядра». – М.: МИФИ, 2003. – С. 70–71; Hairy Dark Matter Could Be Surrounding Our Earth – публикации Gary Pr?zeau (NASA/JPL) в журнале Astrophysical Journal URL: https://www.youtube.com/watch?v=jS0OJxHf8IM) А ведь это лишь конструкция, проявленная оппозицией Бытие-Ничто. Вспоминается фантастический фильм Люка Бессона «Пятый элемент», где злой дух явился в виде огромного шара Ничто и пожирал всё во Вселенной. Впрочем, доброе чародейство и волшебство – тоже прерогативы НИИЧАВО.
  Известны философские беседы, Гейзенберга и Вайцзеккера (Гейзенберг в. Физика и философия. Часть и целое. М.: "Наука", 1990, С. 353) о том, как структуру реальности можно построить логически, исходя из оппозиций «да-нет» и «бытие-небытие», при этом обнаруживается синтез бытия и небытия – «фиксируется известная область интерференции между «да» и «нет», тоже обладающая информационной ценностью». Гейзенберг подчеркивал, что раздвоение на противостоящие тезис и антитезис упирается в закон запрета противоречия аристотелевской логики, что, по мнению его друга физика Вольфганга Паули, является «атрибутом дьявола» и ведет в хаос. (Вспоминается фантастический фильм Люка Бессона «Пятый элемент», где злой дух явился в виде огромного шара Ничто и пожирал всё во Вселенной.) Гейзенберг предлагает выход: «Но третья возможность, выявляемая отношением дополнительности в квантовой теории, может оказаться плодотворной и ведет при своем повторяющемся воспроизведении в пространство действительного мира. Не случайно в старой мистике число «три» связывают с божественным началом. Чтобы не углубляться в мистику, можно вспомнить о гегелевской триаде: тезис-антитезис-синтез. Синтез не обязательно должен быть смесью, компромиссом между тезисом и антитезисом, но плодотворным он становится только тогда, когда из связи тезиса и антитезиса возникает что-то качественно новое.» (Слова в цитате «третья возможность», вероятно, погрешность  перевода. Троичность Божества здесь вынесена физиком за скобки научности, а речь, судя по всему, идет о бытии в возможности, которое в т. н. квантовой логике предлагалось на роль третьего модуса истинности - вслед за Я. Лукасевичем.) Гейзенберг пишет, что Вайцзеккер стремился выстроить систему элементарных частиц, а с ними в конечном счете и весь мир, из альтернативных парных категорий – «таким же образом, как Платон хотел выстроить свои правильные объемные тела и тем самым мир из треугольников. Альтернативы настолько же нематериальны, как и треугольники в платоновском «Тимее». Но если исходить из логики квантовой теории, то альтернатива будет той же основополагающей формой, из которой через повторение возникают другие, более сложные формы». (Мы уже знакомились с таким приемом, когда сравнивали методу Гегеля и методологию теоретической физики.) И он заключает, обращаясь к своему собеседнику Карлу Фридриху фон Вайцзеккеру, вспоминает о математических закономерностях: «Если я правильно тебя понял, путь ведет здесь от альтернативы к симметричной группе, т. е. к определенному свойству; представители одного или многих свойств – математические формы, отображающие элементарные частицы, они, так сказать, идеи элементарных частиц, которым в конечном счете соответствуют материальные частицы как объект. Эта универсальная конструкция мне понятна...» (При этом Гейзенберг подчеркивает, что противоположности – «более фундаментальная структура нашей мысли, чем треугольник». )
Представляется очень важной главная нить описанного разговора: немецкие физики приходят к осознанию того, что системная связь между логическими категориями может быть основой для репрезентации действительности. Собственно, в этом нет ничего необычного (в диалоге не случайно упоминается Платон), ведь люди дают рациональное объяснение объективному миру как раз с помощью понятий. Но дело в том, что в физике принято считать репрезентацией реальности исключительно математические формулы, а логические формы в лучшем случае годятся для языкового сопровождения.
Между тем, философская традиция, считающая систему категорий «домом бытия», известна уже тысячелетия – здание научного мышления так или иначе опирается на этот фундамент. В самом деле, за примерами далеко ходить не будем: вот «энергия» – это греко-латинское философское понятие, которое вдруг обрело статус физической сущности (однако эта странная «материализация идеи» сейчас никого не смущает и кажется естественной).
  С другой стороны, смущает то, что все проекты построения систем категорий, моделирующих реальность, так и не привели на деле к завершенному результату: мир идей Платона и силлогистика Аристотеля, средневековая схоластика и «субстанционально-атрибутивная метафизика» (выражение Рассела), «универсальная характеристика» Лейбница, «диалектика» гегельянцев идеалистического и материалистического толка – все они суть лишь попытки найти «ангельский язык», «язык Адама», «язык Натуры», лежащий в основе всего. Попытки, оказавшиеся безрезультатными, не смотря на все философские достижения минувших столетий. (Результатом стало бы достижение цели, которую, декларировал Лейбниц, когда убеждал коллег, заняться составлением философского языка, обещая, что уже через пять лет удастся создать систему понятий всем ясную и столь же общеобязательную, как истины математики.)
Впрочем, уточнение смысла общих понятий в итоге всегда приводило к формированию конструктивных идей, используемых в науке. Будем надеяться на это.



Tags: пространство, философия
Subscribe

  • ФИЗИКА ВРЕМЕНИ

    ВРЕМЯ В ФИЗИКЕ — это вопрос дискуссионный, кто-то считает что нет времени как генезиса (появления нового), но есть время как…

  • ОТРИЦАНИЕ СУШЕСТВУЮЩЕГО

    Фирма " U - Top " получила заказ снять фильм по произведению английского философа Дж. Беркли. Меня пригласили в качестве…

  • ФИЗИКА КАК МИФОФИЛОСОФИЯ

    Может ли философский принцип стать существенным элементом физической науки? Тут возможны, по крайней мере, два ответа. Ортодоксальный…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment